{В прессе} Леди Гага на обложке Harper’s Bazaar

От мамы-монстра в Леди Гаге ничего не осталось. Новый альбом певицы — Joanne — трибьют сестре ее отца, умершей в юном возрасте, но живущей в сердцах своей семьи. 

Джоанн умерла в 19 лет. Я назвала свой альбом Joanne, потому что присутствие Джоанн было всегда очень важно для меня. Лучше всего мои отношения с ней можно описать, как отношения с ангелом или духовным проводником, или что вы там считаете высшими силами. Джоанн умерла от волчанки, которая является аутоиммунным заболеванием, и, насколько я знаю из истории моей семьи, одна из причин, по которым ее болезнь ухудшилась, заключается в том, что на нее напали в колледже. Ее изнасиловали. Джоанн умерла в 1974, за 12 лет до моего рождения, так что я узнала о ней в основном из историй и фотографий. Но я так же узнала о ней сквозь ярость моего отца, наблюдая, как он наливает себе алкоголь каждый вечер, или видя как мои бабушка с дедушкой плачут за рождественским столом от вида пустого места, которое бы они хотели, чтобы было занято.

Для меня Джоанн была надеждой и верой. Я всегда ощущала, что кто-то присматривает за мной, и я обращалась к ней за защитой. С возрастом я так же стала обращаться к ней помочь мне понять себя. Я думала о Джоанн, когда смотрела новости во время выборов, касательно скандала с записью от Access Hollywood [где Трамп рассказывает, что женщин нужно или хватать за сиськи-письки, или они жирные старые ублюдины. Выбирайте сами, кто вы из этих двух категорий.].  Вот мы в 2016 году, и тот факт, что подобная речь используется для разговора о женщинах повсюду — на ТВ, в политике — мне открыл глаза. Мне было грустно и больно от этого, потому что к этому и приводят подобные слова. Затем я посмотрела выступление в Нью-Хэмпширенашей потрясающей первой леди, Мишель Обамы, о том, как ей тоже было больно видеть это. Она говорила о том, что женщины часто боятся сказать что-либо, потому что беспокоятся, что покажутся слабыми — что нам скажут, что мы перегибаем палку, драматичны, эмоциональны. Но это не так. Мы боремся за свои жизни.

Быть девушкой — значит быть борцом. Значит — выживать. Значит — позволять себе быть ранимой и осознавать свой стыд, или грусть, или злость. Это требует большой силы. До того, как выпустить Joanne, я какое-то время не работала. Я писала музыку с Тони Беннеттом. Я записала «Til It Happens to You» с Дайаной Уоррен. Но я смогла сойти с поезда бесконечной работы, на котором находилась, и который пагубно влиял на мое тело и душу, чтобы найти тишину и простор вокруг себя. Я хотела опять относится к музыке так, как когда я была младше, когда мне просто необходимо было ее создавать, вместо того, чтобы беспокоиться о том, что думают люди, или сходить с ума от совершенно неважных вещей.

Поделиться: